А теперь оставьте меня в покое.

А теперь обойдитесь-ка без меня.

Я закрою глаза.

И только хочу я пяти корней,
Пяти корней, чтоб расти.

Во-первых, любовь без конца.Потом -глядеть на осень.
Не могу я жить без того, чтобы листья
не летали и не возвращались на землю.Еще мне нужна зима,
дождь, который любил я,
ласка огня в холоде леса.

А затем мне необходимо лето,
круглое, как арбуз.

И наконец — твои глаза.
Моя Матильда, возлюбленная,
не хочу засыпать я без глаз твоих,
жить не хочу, если ты не глядишь на меня;
я меняю весну
на то, чтобы ты всегда на меня глядела.

Друзья, вот все, чего я хочу.
Это почти ничего и почти все.

А теперь, пожалуйста, уходите.

Я столько жил, что однажды
вам неизбежно придется забыть меня,
стерев меня с грифельных досок:
на них писало сердце мое без конца.

Но если я прошу тишины,
это не значит, что я умру.
Со мной происходит как раз обратное:
дело в том, что я буду жить.

Дело в том, что живу я и буду жить.

Буду жить, но только так, что сквозь меня
прорастут злаки;
сначала зерна, которые пробивают
землю, чтоб свет увидать;
но мать-земля темна,
и я — внутри — темен;
я как колодец, в чьих водах
ночь оставляет свои звезды
и одна полем идет.

Речь идет о том, что я столько прожил,
что хочу прожить еще столько же.

Никогда я не чувствовал себя таким звонким,
никогда у меня в запасе не было столько
любви.

Теперь, как всегда, рано.
Летит свет со своими пчелами.

Оставьте меня с днем наедине.
Прошу разрешенья родиться.